Платишь или не платишь: что хочет ГФС от ФОПов

Инициатива Государственной фискальной службы о проверке личных счетов ФОПов на предмет уплаты налогов наделала много шума в предпринимательском сообществе. Maanimo решил обратиться к экспертам, чтобы получить ответы на самые острые вопросы: чего ждать бизнесу и как подготовиться к возможной ревизии налоговиков.

На вопросы Maanimo отвечают:

 

Наталия Швец, адвокат Ario Law Firm

 

Светлана Богдашкина

 

Светлана Багдашкина, старший юрист компании IBC Legal Services

 

Мирослава Мосюк

 

Мирослава Мосюк, адвокат в Адвокатской фирме GORO legal

 

Екатерина Назимко

 

Екатерина Назимко, финансовый эксперт, сооснователь общественной организации «Re:Старт», президент «Ассоциации защиты банков»

 

— С чем связана инициатива ГФС о проверке всех личных счетов ФОП?

Наталия Швец: На сегодняшний день фискальный орган получает информацию от банков лишь по корпоративным счетам ФЛП, но не имеет информации о движении денежных средств по счетам этого ФЛП, открытых как физического лица. Поэтому такая инициатива ГФС связана прежде всего с целью контроля реального объема доходов ФЛП.

Светлана Багдашкина: Малый бизнес в лице ФЛП является внутренним налоговым офшором, где по ставке 4-5% можно легализовать существенный финансовый поток, а также правомерно осуществить безналично-наличные трансформации капитала. Независимо от размера лимита, допустимого для применения упрощенной системы, у ФЛП всегда существовал соблазн его превысить, а у контролирующего и бюджетоформирующего органа – перевыполнить план по сбору НДФЛ и сопутствующих штрафных санкций. Таким образом, инициатива по сбору информации о личных счетах ФЛП – очередной виток войны за НДФЛ с превышения лимита.

Мирослава Мосюк: Исходя из информации размещенной на сайте Государственной фискальной службы Украины инициатива ГФС, по проверке личных счетов ФЛП может быть связана с подозрением сокрытия ФЛП своих доходов, в частности, путем перечисления средств за осуществление услуг на счет физического лица, а не ФЛП, то есть сокрытие доходов. В связи с чем ГФС намерена истребовать информацию у банков о наличии и проверки личных счетов ФЛП.

Екатерина Назимко: Если кратко, замглавы ГФС в своем посте на Facebook очень четко рассказал о мотивах таких проверок, цитирую: «налоги должны платить все — и крупный бизнес, и ФЛП». Формально – причина правильная. Но, как всегда, наши власти наступают на одни и те же грабли – вместо рыночных механизмов регулирования и контроля, применяют привычные для них методы административно-командной системы. То есть – проверки, штрафы, которые ведут к дополнительной потере времени для предпринимателей. Те, кто до этого не собирался платить налоги – и после проверок этого делать не будет. Заплатит, например, только штраф. А законопослушным предпринимателям опять придется потерять уйму времени, чтобы предоставить справки, что у них все в порядке.

Главную же причину все знают – ГФС за счет штрафов для мелких предпринимателей хотят хотя бы немного больше наполнить бюджет. Как правило, им это удается, но вреда от таких действий больше, чем пользы.

Согласно рейтингу легкости ведения бизнеса Doing Business-2018, Украина по-прежнему занимает худшие позиции среди стран из бывшего соцлагеря. И вот по позициям налогооблажения и количества дней, которые предприниматель должен потратить на разрешительные документы, у нас серьезные проблемы. Я бы концентрировалась на том, как улучшить эти показатели, а не придумать еще несколько проверок.

налоги2

— Как на эту инициативу отреагируют банки?

Наталия Швец: Разговоры о том, что банки должны будут предоставлять такого рода информацию еще не означают, что это требование будет выполняться уже с завтрашнего дня. В случае, если будут внесены изменения в уже существующие законодательные акты на предмет предоставления подобного рода информации, то банки должны будут ее предоставлять.

Статья 69 Налогового кодекса Украины предусматривает, что банки уведомляют фискальный орган об открытии счетов юридическими лицами (резидентами, нерезидентами), обособленными подразделениями, представительствами юридических лиц, физическими лицами, которые осуществляют независимую профессиональную деятельность.

То есть указанной нормой Налогового кодекса Украины не предусмотрена обязанность банка уведомлять фискальный орган об открытии счетов физическим лицом. Если банк будет осуществлять такую передачу информации в отношении открытия счетов физических лиц, которые одновременно являются и ФЛП, то такое действие банка будет, мягко говоря, превышением полномочий.

Светлана Багдашкина: Все зависит от того, насколько будет соблюдена процедурная сторона вопроса и насколько масштабным будет сбор информации. Не исключено, что нарушение прайваси одними банками и соблюдение другими, может повлечь перетекание клиентов к конкурентам. При этом в деньгах ущерб/выгоду едва ли кто-то сейчас сможет посчитать. Таким образом, реакция банков будет скорее сдержанной с предоставлением лишь той информации, избежать предоставления которой не удастся.

Екатерина Назимко: Ситуация понятна — в настоящее время банки все больше будут превращать в инструмент дополнительного контроля. Это прослеживается в контексте принятых в последнее время ряда законодательных актов и озвученных инициатив.

Говорить о реакции банковского сектора на эти изменения в реалиях Украины достаточно сложно. Ситуация в банковском секторе вообще не здоровая. Беспрецедентное доминирование на рынке государственных банков, доля которых превышает 57% по активам и 62% по депозитам физических лиц, преференции для госбанков в части гарантирования вкладов и обслуживания определенных категорий клиентов вредят конкуренции, развитию коммерческих банков и экономике в целом. Особенно если вспомнить, за чьи деньги проходит регулярная исчисляемая миллиардами гривен докапитализация государственных банков.

Я не думаю, что госбанки будут против таких инициатив. Им все равно. Но, тем самым, мы еще больше увеличим разрыв с реально работающим коммерческим банковским сектором.

Ведь тенденции следующие — за прошедший год банки продолжали оптимизировать свою рыночную инфраструктуру: было сокращено почти 800 банковских отделений. Банки продолжали сокращать персонал: количество наемных работников уменьшилось со 140,1 тыс. человек до 134,9 тыс. В то же время количество банкоматов и платежных терминалов увеличилось с 33,8 тыс. штук до 36,5 тыс. штук, что свидетельствует о все большем переходе банков на дистанционное обслуживание клиентов.

Но, принудительное «довешивание» дополнительных функций, читай обязанностей и ответственности, в очередной раз поставит под угрозу принятые банками стратегии выхода из экономического кризиса. Каждый коммерческий банк ориентирован вообще на другие цели. Расходование банковских ресурсов на администрирование спущенных сверху инструкций должно приносить ценность и самому банку. В данном варианте я этого не нахожу.

— Нет ли противоречия банковской тайны при предоставлении информации о личных счетах?

Наталия Швец: В соответствии с Законом Украины «О банках и банковской деятельности» информация относительно деятельности и финансового состояния клиента, которая стала известна банку в процессе обслуживания клиента и взаимоотношений с ним или третьими лицами при предоставлении услуг банка, является банковской тайной. Однако НБУ постепенно меняет правила регулирования банковской тайны.

Сейчас же без внесения изменений в соответствующие законодательные акты, передача информации банком об открытых счетах физического лица будет нарушать принцип банковской тайны.

Светлана Багдашкина: По общему правилу п. 20.1.5 НК Украины и ст. 62 Закона Украины «О банках и банковской деятельности» наделяют контролирующий орган полномочием получить лишь информацию о наличии счетов у конкретного ФЛП. Получение информации о транзакциях по таким счетам без решения суда является нарушением банковской тайны. Какую конкретно тактическую схему будет на этот раз реализовать контролирующий орган, нам пока неизвестно, но ответ из банка о наличии у ФЛП личного счета предположительно должен подкрепить аналитическую информацию о платежах на такой счет от третьих лиц, собранную контролирующим органом из каких-либо источников.

Мирослава Мосюк: Информация о физических лицах, содержащая банковскую тайну, раскрывается банками центральному органу исполнительной власти, реализующим государственную налоговую политику, то есть ГФС, по его письменному требованию о наличии банковских счетов. Однако, такое требование должно быть соответствовать установленной форме, содержать основания, предусмотренные законом со ссылкой на нормы закона, где указано о получении такой информации. Также необходимо обратить внимание, что такое требование может касаться именно наличии банковских счетов, а не информации, в частности движения средств.

Екатерина Назимко: Тенденция нивелирования понятия «банковская тайна» давно прослеживается в цивилизованном мире. На мой взгляд, неотъемлемым условием такого рода изменений в отношениях с физическими лицами должно быть жестко урегулированное правовое поле.

Во-первых, сам запрос на раскрытие банковской тайны должен быть более чем обоснованным, а следовательно адресным.

Во-вторых, это не может быть просто «слив» информации, а должны быть четко ограничены критерии.

В-третьих, такое раскрытие данных не должно затрагивать интересы третьих лиц.

В-четвертых, должна быть определена ответственность за недобросовестное использование информации, составляющей банковскую тайну.

К сожалению, в рамках анонсированной инициативы ГФС, а тем более с учетом уже направленных банкам требований о предоставлении информации по всем ФЛП, имеющим счета как физические лица, вопрос урегулирования правового поля далеко не первоочередной. И да, мы столкнемся с противоречиями общепризнанного понятия «банковской тайны» и «привлечением к адекватному налогообложению».

А если учесть, что в данном случае речь может идти не только о контроле бизнес-операций, но и контроле движения личных средств граждан, становится актуальным вопрос защиты конституционных прав о неприкосновенности частной жизни.

налог

— Как привести отношения между малым бизнесом и властью к цивилизованным стандартам? 

Наталия Швец: Стремление ГФС в контроле доходов физических лиц, которые одновременно являются и ФЛП, понятно. Однако, автоматический обмен информацией между банками и фискальным органом не должен пугать бизнес, а должен быть понятен и адекватен. Необходимо досконально урегулировать законодательство, регулирующее данные правоотношения. Кроме того, на мой взгляд, необходимо понять дадут ли эти нововведения ожидаемый результат в виде прироста поступлений в бюджет.

Светлана Багдашкина: Малый и средний бизнес играют по очень разным правилам. Сравните 4-5% по входу для малого и полноценный налог на прибыль предприятий плюс НДС для среднего. Переход из малого бизнеса в средний с правилами игры для крупных игроков для многих хозяйствующих единиц видится сверхболезненным в финансовом плане, что порождает желание оставить свой уже объективно средний бизнес в рамках правил игры для малого. Отсюда решением проблемы видится создание промежуточных (выделение некой новой группы плательщиков на постоянной основе) или переходных (предоставление льготных условий на определенный период) фискальных правил для субъектов хозяйствования – начинающих игроков среднего бизнеса. По опыту прошлых лет, к сожалению можно констатировать, что административным органам проще нести ответственность за абсолютно прогнозируемый финансовый результат репрессий, чем за непредсказуемые финансовые последствия либерализации правил.

Мирослава Мосюк: Сложная экономическая ситуация в стране заставляет государственные структуры к поиску средств во всех возможных источников, однако, проверка счетов физических лиц, не относящихся к осуществлению предпринимательской деятельности усложнит еще больше жизни каждого рядового гражданина, а не будет направлена на совершенствование отношений малого отнесу и государства.

Екатерина Назимко: Нужно создать механизм, в рамках которого нарушать закон будет не выгодно. Однако вернуть доверие стандартными способами уже не удастся. Мое мнение – необходимы другие подходы в отношениях контроля над деятельностью предпринимателей.

Что поможет вернуть доверие предпринимателей к действиям государства? Отсутствие посреднического звена в виде чиновника, который постоянно норовит провести проверку или создает другие препятствия. В мире информационных технологий активно пользуются инструментами электронной фискализации – когда за уплатой налогов и ведением бизнеса следит компьютерная программа. И на основе анализа полученных данных о деятельности конкретного предпринимателя может быть инициирована проверка. В такой системе больше всего заинтересованы и сами законопослушные предприниматели, и государство. Более того, со временем, ясность правил и упрощение процедур ведения бизнеса сможет привлечь внимание даже тех, кто ранее уклонялся от уплаты налогов.

Добавить комментарий

Войти с помощью: