Олег Паращак (СЕО Фориншурер): «Страхование — это не только про сервис, это про отношение страховщика к клиентам»

Олег Паращак

Страховой рынок Украины – одна из самых консервативных ниш, в которой все покрыто толстым слоем статистики и квартальных отчетов. Поэтому мы решили поговорить о ситуации на рынке с человеком, который сам последние 15 лет успешно разгадывает страховые ребусы. Сегодня честный и, будем надеяться, не шаблонный и интересный разговор с СЕО Фориншурер и Insurance TOP Олегом Паращаком.

— В Украине есть две полярные точки зрения. Одни говорят, что страхование в нашей стране никогда не будет популярным в силу экономических и ментальных причин, другие, напротив, пророчат украинскому рынку «бум» в среднесрочной перспективе. Вы к какой компании относитесь?

— «Популярность» и «бум» — разные вещи. Популярность — это когда все хотят услугу купить, а бум — это рост на рынке и страховщики не знают, куда размещать свои резервы. Если посмотреть на туристическое страхование, страхование «чайников», гаджетов и бытовой техники, страхование заемщиков (имущество, жизнь, несчастный случай) или страхование пассажиров на транспорте от несчастного случая (ж/д, автобус), то можно сказать, что эти виды страхования популярны среди украинцев, т.к. застрахованных много. Они приносят валовые премии страховщикам, агентские комиссии 60-90% туроператорам, ритейлерам, банкам и перевозчикам; количество застрахованных тоже впечатляет и исчисляется сотнями тысяч или миллионами, продавцы заняты делом, но застрахованные иногда даже не догадываются, что они застрахованы.

Это «популярность» или «бум»? Возможно, ни то, и ни другое. Эти виды показывают ежегодный рост 30-35%. Это все «вмененное страхование», т.е. покупатель к покупаемой услуге или вещи получает в нагрузку страховой продукт, не всегда по адекватному тарифу (как правило, завышенному), не всегда нужный (за исключение туристического страхования), и страховое возмещение по большинству таких видов страхования он никогда не получит: или чеков нет (чек на товар, лекарство), или справки нет.

Почему вмененное? Потому что, например, при покупке телефона — вам продавец по-дружески предложит расширенную гарантию, объяснив, что это стоит копейки, а если стекло разобьется или у вас гаджет украдут, вы получите компенсацию, но он вам никогда не скажет, что это страхование. Вы не будете подписывать договор, вам просто дадут чек на большую сумму, чем товар, и даже скажут, что «по скидке». Но ни один продавец честно вам не скажет: «Купите вместе с телефоном за 20 тыс. грн страховку за 2 тыс. грн (10% тариф) с франшизой 50%» у страховой компании, название которой он не сможет выговорить, но ее премии исчисляются сотнями миллионов гривен. Даст вам время ознакомиться с договором и правилами страхования, расскажет, в каких случаях вам страховщик откажет в выплате и что делать. Нет. Вам просто дадут чек=договор, который вы в 50% случаев потеряете после выхода из магазина или дома.

С туристическим страхованием та же ситуация — в основном, путешественники покупают полис вместе с туром без возможности выбрать условия страхования. Турагент или туроператор работает, как правило, на эксклюзивных условиях с одним страховщиком. Вы сначала выбираете тур по цене и предпочтениям, а к нему получаете то, что дадут, т.к. стоимость страхования включена в стоимость тура и даже если вы откажетесь, то вам стоимость не уменьшат, а просто не распечатают полис. В редких случаях люди сами покупают отдельный (второй) полис с расширенным покрытием для уверенности и подстраховки. Но не у всех туроператоров включенные в тур программы страхования плохие, наоборот, по некоторым направлениям они оптимизированы под определенный набор рисков и особенностей региона. Как правило, не страховщик приходит к туроператору, а наоборот — туроператор диктует условия полиса страховщику для защиты своих туристов, ведь это его имидж, и вероятность выплаты близка к 100% при соблюдении условий договора. Но тем не менее, это все равно «вмененное» страхование, а не осознанный выбор туриста.

По поводу банковского канала продаж часто встречаются случаи, когда пришел открыть кредитную карточку — получил 5 полисов в нагрузку, оформил кредит на квартиру — получил полис страхования жизни на случай смерти на остаток кредита и полис страхования конструктива квартиры от «специфических рисков» (всех, кроме затопления), взял чайник в кредит – застрахуй жизнь, машину в кредит — получил полис КАСКО, ОСАГО, ДГО и НС по тарифу в 1,5-2 раза выше рыночного с франшизой 2%.

Что касается ожиданий страхового рынка и возможного «бума», то в ближайшем будущем его может не быть, или он будет, но не таким, как мы его ждем. Для украинских страховщиков был самым урожайным с точки зрения бизнеса и премий в перерасчете на доллар или евро 2008-й год: 475 страховых компаний на рынке, общий объем валовых премий 21 млрд. грн., в т.ч. от страхователей-физлиц – 7 млрд грн (почти $900 млн). Да, в национальной валюте страховые компании показали прогресс за 10 лет по работе с физлицами – приблизительно 16 млрд грн ($570 млн), но при курсе 7,8 грн/$ валовые премии были $2,7 млрд (сейчас это недосягаемый эквивалент 75 млрд грн). Например, в 2008-м году было почти 2 млн застрахованных по КАСКО автомобилей, выданных в основном в кредит, также на пике цен на недвижимость и буме ипотечного кредитования страховщики благодаря банкам получили тоже достаточно «вынужденных» страхователей. Сегодня таких объёмов кредитования и количества застрахованных, к сожалению, нет и уже может не быть — по КАСКО если наберется 200 тыс. застрахованных автомобилей, хорошо. Перспективы роста рынка автострахования будет тормозить рост числа б/у авто на еврономерах (по разным оценкам около 3 млн авто), т.е. если раньше для «обновления» авто человеку нужен был кредит или наличные деньги, то сейчас у него есть «бюджетный» вариант — «евробляха», которую украинские страховщики не застрахуют по КАСКО, да и по ОСАГО тоже.

Премии страховщики получают в гривне, а вот расходы по возмещениям некоторых видов страхования (ОСАГО, КАСКО, туризм, медицина) привязаны к курсу доллара или евро (СТО, лекарства, медуслуги, аренда, зарплаты), поэтому прибыльность и так низкомаржинального страхового бизнеса будет снижаться.

— Как возникла идея создания «Фориншурера»? Вы подходили к проекту как к бизнесу или больше как к хобби? Появились ли за это время конкуренты?

— В первую очередь, нам хотелось сделать узкоспециализированный инфопродукт, которого не было на страховом рынке тогда, а опыт, партнеры и информация были. На тот момент у нас было два печатных журнала — «Insurance TOP» и «Страхова справа», был опыт работы со страховщиками и запрос от них на новый продукт. Как в позиционировании, у рынка была потребность, и мы создали новую категорию контента. Это было и остается хобби, которое стало «продуктом» почти 15 лет назад, когда к нам обратилось рекламное агентство с запросом на размещение интернет-рекламы от клиента-страховщика, а сайта у нас не было. Пришлось сделать. В 2004-м году страховщики только начинали думать про онлайн, и возможность брендирования среди интернет-аудитории интересовала единицы на рынке. Это сейчас страховщики рекламируются на различных площадках, говорят о диджитал-стратегии и доле интернет-продаж, а раньше на них скептически смотрели, как на умалишенных, которые «на ветер деньги клиентов выбрасывали».

Ошибкой некоторых проектов, копирующих готовую модель, является то, что делается аналогичный продукт, который уже есть на рынке, но нет понимания самого рынка и его участников, нет аудитории, которой это нужно, нет уникального контента, нет УТП и партнеров, которые будут поддерживать развитие проекта. Это классическая ошибка стратегии — не создавать свой «голубой океан», а начинать работать в «красном» океане, где есть много игроков и которые делают одно и то же.

— Насколько важно сегодня для страховых компаний активно быть представленными в информационном поле? Все ли страховщики это понимают?

— На страховом рынке работают разные компании, с отличными стратегиями как продвижения, так и развития. Есть региональные хорошие компании, имеющие имидж среди своих клиентов, и которые никогда их не поменяют. Есть крупные, средние и небольшие украинские и международные страховщики, есть реинжиниринговые компании, есть кептивные, обслуживающие интересы своих финансово-промышленных групп, есть узкоспециализированные по медицине, туризму, автострахованию, авиации, которые отличаются своими премиями, капиталом, активами и инвестиционными возможностями. Даже среди международных компаний в Украине есть нишевые непубличные компании, собирающие большие объемы премий и обслуживающие ключевых транснациональных клиентов своих материнских компаний. Не всем нужен пиар или узнаваемость.

Так, когда Нацкомфинуслуг впервые презентовала итоги года всех участников рынка, больше половины страховщиков мы даже не знали названия, хотя сбором страховой статистики занимаемся с 2001 года. Поэтому нужна информационная открытость не всем. А тем, кому и нужен PR, возможно, не хватает кадров или бюджета. В некоторых компаниях функции PR-менеджера выполняет секретарь или специалист отдела рекламы. Большинство руководителей не понимают разницы между пиаром, маркетингом и рекламой, которая, в их понимании сводится к поздравительным открыткам, календарям на Новый год и паре релизов с итогами в год.

И это не плохо, и не хорошо. В некоторых компаниях эти три функции выполняет один человек, в некоторых — такого человека нет, и этим занимается топ-менеджер или PR-агентство на аутсорсинге.

Приведу пример. Нашу знакомую приглашал один крупный агрохолдинг на позицию HR-директора на зарплату $10 тыс., которого они искали последние 5 лет. На ее вопрос, зачем им HR со свободным владением английского с такой зарплатой, если они отлично без него справляются 5 лет и работать нужно «в полях» с нашими аграриями, ответили, что это «требование стандартов группы». Ищут до сих пор.

Так, и в страховании, многие страховщики живут и без PR-службы, но это не мешает им получать новых клиентов и прибыль, ведь для страховщика самая лучшая реклама — рекомендации довольных клиентов за оперативность и полноту выплаты.

За время работы на страховом рынке с 2000-го года я не встречал в компаниях случая, когда на должность PR-директора или менеджера в штат брали или переманивали «PR-звезду» из других отраслей, как это распространено в телекомах, банках, IT-компаниях, политических партиях или даже в государственных компаниях (Укрпочта или Укрзализныця). Тут вопрос и в материальной мотивации, и в отношении к страховой отрасли в целом. Т.к. получается замкнутый круг: тебе не дают свободу действий, на которую нужен бюджет, но ограничивают тебя «хотелками», «корпоративными стандартами», кругом «спикеров» и тем со стороны топ-менеджеров или правления, а на «аутсорсинг» агентств не у всех есть деньги, да и не всегда это дает свои результаты или окупаемость затрат на PR и брендирование.

Поэтому к страховщикам приходят люди, либо далекие от страхования, либо далекие от навыков, которые нужны. И тут не вопрос только в деньгах. Да, возможно, некоторые работают в компаниях по принципу «как вы мне платите, так я вам и работать буду», но мне кажется, что даже при зарплате в $10 тыс. в месяц такие специалисты не смогут лучше работать, чем за 10 тыс. грн, и это на «качество» их работы не повлияет.

Я всегда удивлялся, почему нельзя «человеку думающему», необязательно «мега-пиарщику» или человеку его заменяющему, просто проанализировать инфоповоды других компаний, структуру подачи и самого контента, сделать шаблоны по темам, определить, кто в компании может это прокомментировать, составить список ключевых информресурсов на рынке, понимая свою конечную аудиторию. Это не сложно, и времени это занимает не так много. Но я этого не вижу. Поэтому мы и ввели правила, что мы не размещаем и не будем размещать даже за деньги. Потому что для любого издания важен контент в первую очередь и имидж.

— Насколько в Украине популярны нишевые сайты? Не считаете ли, что через какое-то время они становятся слишком «тусовочными» для узкого круга профессионалов?

— Популярны или нет, не знаю. «Тусовочные» — тоже не думаю. Сегодня соцсети сформировали совсем другого потребителя контента, чем 10 лет назад. Сейчас все СМИ пытаются забрать читателя не друг у друга, а забрать своих же читателей из соцсетей, которые привыкли «смотреть», а не «читать», раздавая авансом лайки или эмоции. Сегодня количество переходов из соцсетей растет, но оно составляет не более 10-20% от общего покрытия одного поста, например, в Фейсбуке. Читатель разленился — он комментирует пост в ФБ или другой соцсети, не читая. И это проблема для СМИ, которые тратят время и ресурсы на создание и продвижение контента.

С другой стороны, я не верю во «все для всех в одном месте от экспертов, которые разбираются во всем». У каждого издания, нишевое оно или нет, цель — сделать свой бренд узнаваемым и воспитать лояльную аудиторию. Можно иметь миллионную аудиторию, купленную wow-статьями, или которая смотрит определенный раздел или категорию, но что ей можно продать или предложить? И главное — как заставить её прочитать то, что ей может быть не интересно?

Финансовый инфосупермаркет — это хорошо, но их много. Это «красный океан» и там делать нечего. Фориншурер изначально создавался в тематике «страхование» — мы в этом были и остаемся сильны, но, когда начался «банкопад» в 2014-м году, у нас сильно вырос траффик на рейтинг банков, который мы особо не анонсировали и был рассчитан больше для страховщиков. Пришлось полностью переделать лендинг. Сегодня мы занимаем первые места в поиске по этому рейтингу, и доля людей, которых интересует кроме страхования и надежные банки, растет. И это благодаря не рекламе, а качественному контенту, который был в тот момент необходим аудитории. Я считаю, что у нас адекватный рейтинг банков, и благодаря ему мы «спасли» многим читателям их депозиты (более 3,5 млн человек воспользовались нашим рейтингом банков).

Да, если посмотреть глобально, то я не исключаю, что Розетка или ПриватБанк могут стать СМИ лучше, чем какое-либо информагентство или онлайн-издание по ритейлу или финансовым услугам. У них огромная аудитория и есть деньги на это, только эта аудитория привыкла к ним ходить за определенными услугами. Чтобы прочитать и сравнить какой-то товар, например, телефон, вам недостаточно обзора, описания и отзывов на сайте Розетки или другого продавца (даже если там расписаны все преимущества), вы пойдете на специализированный сайт или будете искать ютубера, который независим и специализируется на обзорах мобильных телефонов, а не заинтересован в продажах конкретного телефона (вы получите обзор нескольких флагманов в этой серии от разных производителей и выберете то, что вам нужно).

Поэтому, Фориншурер остается специализированным изданием по страхованию, за которое нам не стыдно: ни за продукт, ни за качество, ни за партнеров. Что касается наших рейтингов страховщиков, то они представлены на многих финансовых сайтах и нашими данными пользуются оффлайновые деловые издания также. Чем больше людей будет пользоваться статистикой или контентом нишевых сайтов, тем меньше мы будем иметь недовольных и неподготовленных страхователей.

страхование

— Как вам удается балансировать между разными группами страхового рынка? Не секрет, что в этой сфере, как и в любой другой, есть свои гласные и негласные объединения

— У нас изначально была независимая позиция на рынке как СМИ. У нас и в слогане это было: «независимый журнал о страховании». Мы выступаем площадкой, на которой мы даем объективную оценку ситуации или конфликта на рынке, представляя возможность всем сторонам дать свою точку зрения. Не думаю, что кто-то на рынке может упрекнуть нас в заангажированности в части контента. Это касается как «Сплита», проблем или конфликтов на рынке.

Сам страховой рынок не такой большой, как все думают — все всё про всех знают. Да, часто мы становимся свидетелями «корпоративных войн», но мы стараемся давать адекватную информацию без своих собственных суждений и оценки — только факты и комментарии «сторон». В соцсетях я могу позволить себе «оценки» ситуаций или конфликтов, но это мое субъективное мнение, а не издания.

Из м/ф «Остров сокровищ»: «Одни боялись Слепого Пью, другие — Билли Бонса, меня же боялся сам Флинт». На любое письмо, которое приходит к нам в редакцию с жалобой или просьбой решить проблему невыплаты, недовыплаты, консультации или произвола страховщиков, мы сначала просим номер дела урегулирования, коротко суть и скан договора. В ряде случаев, люди сразу пропадают — видимо, проблема сама «рассасывается», либо ее не было. Те, кто присылает эти данные — мы в помощи не отказываем, и страховщики эти «проблемы» с клиентами стараются решить. Можем посоветовать, куда обратиться и как поступить, чтобы ускорить процесс решения вопроса.

Люди не знают, что в случае проблем со страховщиками, можно на сайте Нацкомфинуслуг заполнить форму электронного запроса, и Регулятор по конкретному делу проверит компанию, разберется в вопросе и сообщит вам результат. Как правило, страховщики доплачивают по таким делам.

Если кто-то просит разместить выигранное дело в суде против страховщика, мы всегда размещаем со ссылкой на это судебное дело.

— Как вы оцениваете перспективы продажи страховых продуктов онлайн? Как интернет-площадки могут способствовать этому?

— Я помню, как в 2005-м году мой товарищ, интернет-предприниматель (уже более 10-ти лет живет в Нью Йорке) говорил, что нужно сделать страницу и продавать страховые продукты у нас на сайте. Я ему говорил, что продаж не будет и это никому не нужно — ни аудитория, ни компании к этому еще не готовы. Он даже уговаривал меня сдать в аренду ему одну страницу, чтобы он все сам сделал и поражался, чего страховщики не продают свои полисы онлайн. Это потом мы узнали про «лэндинг-пейдж» (посадочные страницы): 1-2-3 преимущества и кнопка. На тот момент это не работало, но с 2007-2008 года мы запустили тематические проекты по разным видам страхования с возможностью оправить заявку и узнать стоимость. С 2010 года сделали адаптивный дизайн на всех сайтах, чтобы люди могли на телефонах нормально читать. Позже на рынке появились страховые агрегаторы, которые «запустили» первые интернет-продажи для страховщиков.

Сегодня не все страховщики продают через сайты свои продукты, т.к. агенты и посредники этого не хотят, ведь нетто-тариф будет ниже и страховщики не захотят иметь конфликт интересов. По ключевым видам у них остается заявка, онлайн-продажи в основном по ОСАГО и туризму, где можно полис е-мейлом отправить, остальные виды, где нужен осмотр имущества или машины, или бумажный полис, это не практикуют.

Что касается электронного ОСАГО, то активно продают полисы около 20 страховщиков (всего продали более 1 полиса 30 СК): за 11 месяцев 2018-го страховщики продали 120 тыс. е-полисов на 86 млн грн. Да, это не много, но для «добровольного» е-полиса — это нормально. В той же России, как только электронную версию полиса сделали обязательной, продажи выросли в разы. Тоже самое будет и в Украине, но этот процесс будут тормозить страховщики, которые продают «ОСАГО дешего» через посредников на дороге.

Туризм давно продается онлайн — это простой, понятный продукт, также, как и коробочная «продленная гарантия» для страховой защиты гаджетов и бытовой техники. Сдерживают страховщиков также возможные «репрессии» Регулятора или Налоговой, ведь согласно нашего законодательства страховщик должен иметь на руках договор с подписью или ЕЦП страхователя. Да, вопрос с электронными договорами недавно урегулировали, но страховщики сильно не торопятся.

Что касается перспектив продаж через сайты страховых агрегаторов, то у небольших игроков они будут до тех пор, пока на рынке будут страховщики, дающие большие комиссии или скидки. Как только цена станет одинаковой у всех СК, то и покупать там не будет иметь смысла, проще купить на сайте самого страховщика. Люди приходят на агрегаторы для сравнения, а если сравнивать нечего, то и продаж не будет. С другой стороны, юзабилити интернет-магазинов страховщиков — не для слабонервных, и если удобнее будет покупать на агрегаторах, то люди будут ими пользоваться и дальше.

Мне кажется, что страховщики со временем будут конкурировать не только с другими страховщиками, а и с агрегаторами тоже, или отказываться от них, т.к. им проще сделать клиенту скидку 10-20%, чем заплатить комиссию 40%. Ведь цель онлайн-продаж — оптимизация расходов страховщика. Но это будет нескоро.

Тут больше перспектив у маркетплейсов, таких как ПриватМаркет, Розетка, Прайс.юа, сервисов по продаже авиа или жд билетов, крупных туроператоров и др., у которых есть постоянная аудитория и которой можно предложить страховые услуги, но тут все-равно будет КВ и неоптимизация.

С другой стороны, новые способы оплаты, такие как GooglePay и ApplePay могут существенно ускорить этот процесс, когда тебе не нужна регистрация и введение карты для оплаты, а всего лишь нужно будет нажать кнопку «оплатить с помощью GPay».

— Что сейчас происходит после продажи АХА страхование? Рынок замер в ожидании нового лидера? Ваш прогноз.

— Рынок не замирает, ему все равно, кто лидер. Он живет, пока есть спрос-предложение и вмененное страхование. Лидер нужен по чему? По валовым, чистым или прямым премиям? По видам страхования или всего? По премиям или выплатам? Кому это нужно: акционеру, топ-менеджеру или коллективу? В каждой категории есть свой устоявшийся лидер или по крайней мере ТОП-5 компаний, которых подвинуть сложно.

ТОП-5 или ТОП-10 — не резиновый, 20 компаний, которые хотят там быть, не влезут. И тут важна цена вопроса. Важна прибыль, а не место. И это большинство страховщиков понимает: они пересматривают свой портфель и отношения с партнерами и посредниками. Страховщики неоднократно заявляли, что страхование — это низкомаржинальный бизнес и если стратегия выбрана неправильная, то это прямой путь к убыткам или банкротству. Из года в год страховщики друг за другом наступают на одни и те же грабли демпинга и высоких комиссий, но история их ничему не учит. Хотя, возможно, это их стратегия и они ее придерживаются. При активном росте портфеля со временем убытки начинают догонять, появляется кассовый разрыв, и дальше два варианта — либо ты «переполовиниваешь» выплаты застрахованным, либо ты сокращаешь долю этого вида в портфеле (это если есть ликвидные резервы, если их нет, то кассовый разрыв «убивает» страховщика не сегодня, так завтра). Поэтому мы и видим, как на рынке некоторые крупные страховщики ОСАГО страдают «недовыплатами»: 20-50% выплаты сегодня-завтра или иди в суд и, возможно, получишь через год выплату за минусом НДС.

— С позиции страхователя – довольны ли вы сервисом страховых компаний? Чего не хватает?

— Я повторяю из-под каждого «утюга», что я — самый «убацаный» (в хорошем смысле) страхователь на украинском рынке. У меня и семьи застраховано все. Наверное, только я один такой, который экономит деньги страховщикам и старается лишний раз их не потревожить. У нас все машины, которые были и есть, застрахованы по КАСКО, ОСАГО, ДГО, НС и еще по чем-нибудь от всего, даже от кражи инопланетянами.

ДМС мы покупаем последние 11 лет на семью. Пользовался по разным видам страхования такими страховщиками (в произвольном порядке): автотранспорт (УНИКА, УСГ, Арсенал Страхование, ПЗУ Украина), имущество (ИНГО Украина, Арсенал Страхование), туризм (ПЗУ Украина, ВУСО, Укфинстрах, ИНГО Украина и даже Кремень), ДМС (УНИКА, Ильичевское, Краина, ПЗУ Украина, УСГ, Арсенал Страхование).

С проблемами сервиса сталкивался только в медстраховании (это особенность вида страхования такая), но эти «проблемы» как-то сами решались со стороны страховщиков, даже не знаю почему. Вот прям звонили из колл-центра и говорили: «Вы знаете, мы вам отказали сначала, но потом приняли решение все вам покрыть».

По автострахованию, имуществу и туризму проблем со своими страховщиками не было: собрали документы, подали заявление на выплату, через 2 недели выплатили. Так и должно быть, а как по-другому?

Олег-Паращак_цитаты

— На какие факторы стоит обращать внимание при выборе страховой компании? На что ориентируетесь лично вы? Есть ли нюансы для каждого страхового продукта?

— Главное в страховой компании — это люди, с которыми вы будете контактировать, и которые вам в случае ДТП или другого происшествия будут потом советовать, как поступить или помогать. Смотря какие риски и что планируешь застраховать. Мне проще с выбором, я знаю, что мне нужно с каким покрытием и какими рисками, в какой компании, на что и где смотреть в договоре, т.к. мы страхуемся 11 лет. Я не ориентируюсь на «дешевле», я смотрю на «полноту» продукта, исключения и оговорки. Например, при покупке тура я смотрю условия включенного в цену полиса и какая компания. По сути, страховщик в этом случае не имеет значения, т.к. он будет вынужден компенсировать мне мои расходы, ведь он и туроператор не хотят проблем из-за одного клиента. Поэтому если вас программа и ее наполнение устраивает, то «зашитого» полиса достаточно. Один раз мы купили кроме полиса по туру расширенный от другого страховщика, но местный врач отказался его принимать и звонить в колл-центр, аргументируя, что их отель работает только с тем, который им туроператор сказал. Если вы едете в путешествие индивидуально, тогда лучше покупать расширенное покрытие $50-60 тыс. с нулевыми франшизами напрямую у страховщика, с которым вы работали.

По медстрахованию сложнее — у вас выбора особого нет, т.к. страховщики не горят желанием страховать физлиц, а цена тех, кто страхует, может не отвечать вашим ожиданиям, мягко говоря. Как вариант, можно обратиться к страховым посредникам или узнать у друзей, может кто-то застрахован по корпоративным программам и есть возможность к ним подключиться. По ДМС вы не имеете дела с деньгами, вам просто оказывают услуги по организации лечения или получаете лекарства в аптеках. Т.е. вы общаетесь с ассистансом, который может «оптимизировать» расходы страховщика, отказывая по опциям, не включенным в договор страхования.

По ОСАГО, если компания не участник системы «прямого урегулирования», то ошибочно думать, что вы покупаете полис не для себя, а для пострадавшего. Да, это его проблемы и вашей страховой, но он может параллельно подать гражданский иск на вас и потребовать возмещения ущерба, если страховщик будет тянуть выплату или «пропадет». Это не только проблема пострадавшего, но и ваша. Мы всегда покупаем полис 4 или 5 в 1-м, который включает кроме КАСКО и другой набор полисов, поэтому с ОСАГО-проблемами мы не сталкивались.

Можно изучить информацию по конкретному виду страхования за несколько периодов, включая премии, уровень выплат, резервы. Посмотреть, как страховщик платит (скорость урегулирования) по ОСАГО — это показательно не только для автогражданки, он также платит и по другим видам страхования (платит быстро по ОСАГО — ценит своих клиентов, возможно и по другим видам будет также).

По отношению колл-центра и персонала в отделениях тоже можно сделать выводы, интересен или нет компании новый клиент. Есть знакомый или рекомендация от друзей — отлично, но все равно смотрите статистику СК.

Тем не менее, люди важны. Топ-менеджеры или акционеры, которых вы знаете — еще лучше. Можно долго выбирать страховщика, но попасть на «специалиста», который испортит ваше отношение к компании в целом своим отношением к вам и работе. Мы меняли автостраховщиков после того, как там увольнялся человек, который наши полисы курировал многие годы, и нам не к кому было обращаться или про нас страховщик «забывал», как про клиента. Ведь страхование — это не только про сервис, это про отношение страховщика к застрахованному. Если эти взаимоотношения всех устраивают, есть лояльность, никто никого не хочет обмануть или подвести, то такого клиента сложно переманить, даже ценой и другими «коврижками».

Отзывы в интернете — это минимальное, на что я бы обращал внимание, т.к. негатив пишут либо люди, которые не разобрались, что покупают (получили меньше или дольше, чем ожидали), либо «регрессники» пишут на конкурентов, либо те, кому впарили недопродукт «дешего и сердито» по их же согласию. О том, что компания нравится или у нее хороший сервис, редко кто напишет в отзыве, ну разве что сам страховщик себя похвалит.

Помните, что выбор за вами и то, что вы выберете — ваша ответственность. За лень в изучении рынка и компаний, прочтении договора и правил страхования придется заплатить нервами и своими деньгами.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *