Антон Тютюн (Ощадбанк): «Границы в платежном бизнесе стираются. Банкам нужно усиливать свои компетенции, чтобы оставаться лидерами на этом рынке»

Тренд последних лет показывает, что украинцы стали больше пользоваться банковскими услугами и продуктами. И все благодаря тому, что банки начинают активно внедрять инновации, исходя из пожеланий потребителя, что не всегда просто. О том, какая ситуация складывается на рынке потребительских, ипотечных и автокредитов, насколько быстро услуги переходят в онлайн, как банки привлекают молодежь, а также каких изменений ждать в банковском секторе Украины до конца года, в эксклюзивном интервью для Maanimo рассказал заместитель председателя правления Ощадбанка Антон Тютюн.

– Как Вы оцениваете результаты работы Ощадбанка за первый квартал? Какие тренды на 2019 год уже наметились в первые три месяца?

Если говорить о финансовых показателях, то Ощадбанк в первом квартале этого года получил прибыль больше 70 млн грн. Это хороший результат, он на 69% больше, чем за первый квартал прошлого года. У нас вырос чистый комиссионный доход почти на 30% по сравнению с прошлым годом – тоже важная цифра. Мы выполнили свои внешние обязательства на 477 миллионов долларов без каких-либо сложностей и проблем с точки зрения ликвидности для банка. Это подтверждает то, что в Ощаде существует эффективная система управления ликвидностью. Также важно, что мы подтвердили репутацию Ощадбанка как надежного партнера, погасив эту существенную сумму в срок.

Если говорить о трендах, которые были в первом квартале, то можно выделить несколько моментов. Первое – это рост кредитования населения. Он продолжился, и в 2019 году тоже будет продолжаться. Единственное что – нужно с осторожным оптимизмом смотреть на этот рост, так как  у нас в практике предыдущих лет уже был существенный рост розничных портфелей. Правда, тогда это была валютная составляющая, но тем не менее, как мне кажется, этот рост будет все-таки ограничиваться усилением рисковых политик для того, чтобы предотвратить проблемы, которые могут быть в будущем и у заемщиков, и у банков.

Второе – это стабилизация процентных ставок по депозитам физлиц. Прекратился рост, ситуация стабилизировалась, и уже есть какие-то заделы для того, чтобы в будущем эти ставки понижались. Да, возможно, это будет некомфортно для вкладчиков, но, с другой стороны, это приведет к понижению ставок по кредитам. Это и есть цель банков – обеспечивать экономику более дешевым кредитным ресурсом, поскольку на сегодня те ставки, которые есть, достаточно высоки даже для розницы и малого бизнеса.

– Какие розничные продукты сейчас являются самыми приоритетными, а какие – самыми доходными для Ощадбанка?

Привлечение депозитов, карточные счета и транзакционный бизнес (переводы между счетами и без открытия счетов, платежи населения) являются традиционным бизнесом, который у нас остается приоритетным. Но, кроме этого, мы в прошлом году поставили фокус на рост кредитного портфеля по рознице и по МСБ, и первый квартал уже показал существенный результат. В частности, если выделять продукты, то первый квартал прошлого года стал периодом уверенного роста в части автокредитования. Мы вышли на этот рынок не так давно, в 2017 году. За 2016 год мы выдали всего лишь 4 автокредита на весь Ощадбанк. В 2017 мы занимались подготовкой всех внутренних процедур. Это сложная система: важна скорость централизованного принятия решений, быстрое взаимодействие служб, конкурентный продукт, наличие кредитной фабрики, партнерских отношений с автосалонами, дилерами. Чтобы раскрутить этот вид бизнеса, нужно было потратить действительно много усилий.

В 2016 году будем считать, что доля рынка была на уровне 0%. В 2018 мы уже выдали больше 1700 кредитов, а за 4 месяца текущего года – 900 автокредитов и заняли второе место на рынке, обогнав многих традиционных лидеров этого рынка. Наша доля уже 23%, мы гордимся этим очень хорошим результатом для такого небольшого срока.

Второй важный продукт – это ипотечное кредитование. Здесь мы традиционно занимаем первое место по объему и количеству сделок на рынке. Но сам рынок пока еще достаточно ограничен. Несмотря на рост, количество кредитных сделок несущественно, если сравнивать с другими странами или с докризисным периодом. Мы здесь ограничены ёмкостью рынка. Однако Ощад давно работал на вторичном рынке, а в прошлом году стартовал и на первичном. Начали кредитовать строящееся жилье, у нас появились первые партнеры (KAN Development, УкрБуд). В 2019 году планируем расширить взаимодействие с ключевыми девелоперами, чтобы стать лидером и на первичном рынке. Повторюсь, здесь мы зависим от объёма рынка, как, впрочем, и по авторынку. Нельзя сказать, что оба эти рынка существенно растут. Многие профильные эксперты считают, что продажи новых автомобилей в этом году если и вырастут, то незначительно. Тем не менее, мы считаем, что все-таки рост будет, то же касается и ипотечного рынка, рынка покупки-продажи квартир. А пока будем работать с тем объемом, который есть на сегодня.

Следующий продукт – cash-кредитование, когда человеку нужно быстро получить средства на какую-то сформировавшуюся потребность. Мы пока начали кредитование со своих клиентов, которых у нас достаточно много, но в этом году будем выходить уже и на внешнего клиента, т.е. выдавать cash-кредиты физическим лицам, которые не являются клиентами Ощадбанка. Мы видим в этом сегменте существенный рост как доходности, так и объема выданных кредитов.

Кредитная карта – традиционный наш продукт. Мы фокусируемся на внутреннем клиенте, но также смотрим на внешний рынок. Мы уже выдаем кредитные карты внешнему клиенту, в частности сегменту премиальных клиентов, и сейчас отрабатываем все вопросы, связанные с тем, чтобы клиенты и других сегментов тоже могли получить кредитные карты.

– Какое сейчас соотношение депозитного и кредитного портфелей Ощадбанка? Какие цели в этом направлении?

На 1 апреля 2019 года – это 43%, и согласно той стратегии, которую утвердил наш собственник, мы до конца 2022 года должны увеличить это соотношение до 65%. Это достаточно существенный рост, и по нашим планам мы должны сфокусировать усилия на наращивании кредитного портфеля в рознице и сегменте МСБ. Эти два сегмента должны дать существенный прогресс, и как результат — соотношение будет меняться больше в сторону кредитования.

– Карточные продукты в последние годы стали очень конкурентным сегментом среди банков первой пятерки. Какая стратегия в этой нише у Ощадбанка?

Действительно, мы занимаем активную позицию на этом рынке. Ощад – второй банк по объему эмиссии активных платежных карт, сейчас фокусируемся на инновационности. Буквально на днях мы второй год подряд победили в номинации «самый технологичный банк». Здесь имеется в виду именно инновационность тех проектов, которые реализовала команда банка. Мы работаем над проектами, чтобы развивать карточное направление не только в банке, но и в целом в стране. Совместно с нашими партнерами мы внедрили много транспортных cashless — проектов в разных городах, киевское метро – самый большой из них. Уже огромное количество клиентов воспользовалось этим сервисом, и в других городах мы тоже постепенно работаем над внедрением безналичных территорий и проектов.

Важным моментом стало внедрение Apple Pay в прошлом году, ранее был запущен GooglePay. Причем по скорости внедрения это был один из самых быстрых проектов в Европе. Появились цифровые карты, когда клиентам уже нет необходимости приходить в банк. Их можно оформить дистанционно. Пока это prepaid-карты с ограничениями по объему операций, но в будущем мы будем идти к тому, чтобы была возможность выпускать дистанционно и обычные карты. Мы видим, что карта уже давно стала всего лишь инструментом доступа к счету, поэтому будем развивать и другие форм-факторы доступа. Это прежде всего телефон, т.к. поколение миллениалов пользуется именно смартфонами. По разным исследованиям количество носимых устройств будет расти. Если раньше у человека был один телефон, то сейчас у многих клиентов кроме смартфона есть планшет, смарт-часы, кольца, браслеты и т.д. Количество устройств, которыми можно оплатить, будет постоянно расти, и поэтому мы в этой сфере тоже планируем занимать активную позицию.

– Насколько быстро проходит диджитализация Ощадбанка? Какие планы в этом направлении?

Мы в принципе довольны темпами. Например, если в начале 2018 года у нас было немного больше миллиона пользователей «Ощад 24/7» (это единая мультиканальная платформа веб- и мобильного банкинга), то на сегодня – уже 3,6 миллиона. Это достаточно большое количество. В Ощаде практически всеми услугами уже можно воспользоваться онлайн. Есть еще некоторые аспекты, которые мы должны доработать, но тем не менее уже половина клиентской базы пользуется нашими онлайн-сервисами. Конечно, традиционные каналы еще «поживут» какое-то время в виде отделений, потому что много клиентов по разным причинам не хотят или не могут перейти в онлайн. Есть крупные услуги, которые необходимо оказывать в отделении, консультации и прочее, поэтому доля отделений пока что будет существенной, особенно учитывая нашу сеть. Но уже достаточно много клиентов обслуживаются дистанционно, и мы этому очень рады.

– Ощадбанк сейчас очень активен в сфере автострахования. Ждет ли Украину всплеск автопродаж, который подтолкнет и спрос на кредиты?

Действительно, мы второй год подряд занимаем первое место среди украинских банков по продаже автогражданки, что связано с несколькими факторами. Это наша активная позиция на рынке автокредитования, и в комплексе человек сразу же может купить страховой продукт. Также мы продаём страховки в отделениях и через электронные каналы. Я думаю, что существенного увеличения продаж новых автомобилей за весь 2019 год не будет, хотя первый квартал показывает рост: в январе было продано почти 5300 новых автомашин, во втором месяце уже 5800, а в марте – 7300. Вроде бы есть существенный прогресс, но я это связываю с отложенным спросом, который был на фоне сезонного затишья. Пока мы не видим макроэкономических предпосылок для того, чтобы этот рынок существенно пошёл вверх.

Для этого, во-первых, нужно сильно снизить кредитные ставки, а это произойдёт только тогда, когда существенно понизится учетная ставка, когда уровень инфляции будет стабильно низким и так далее. Мы понизим ставки по привлечению депозитов, и, соответственно, сможем дать рынку намного лучшие условия по кредитованию. Т.е. первое условие – низкая процентная ставка: это будет стимулировать рынок, люди будут больше покупать. Второе – в целом макроэкономическая ситуация в стране. Как только она будет меняться в лучшую сторону, этот рынок будет развиваться. Он не может существовать сам по себе, все эти цифры – всего лишь отражение покупательной способности людей. Поэтому я не думаю, что в текущем году существенно что-то поменяется. Мы предполагаем более существенные изменения в следующем году.

– Что происходит на ипотечном рынке? Как Ощадбанк налаживает отношения с застройщиками? Есть ли тренд на понижение процентной ставки?

Пока тренда на понижение нет, потому что не падает цена привлеченного ресурса, и все еще есть существенные риски, связанные с недостаточной защитой прав кредиторов. Поэтому в процентную ставку по кредиту банки закладывают стоимость риска. Понижение ставок будет возможно, когда будут снижены процентные ставки по вкладам, в целом по привлеченным ресурсам, и когда ситуация с защитой прав кредиторов станет более понятной и прогнозируемой. В прошлом году был ряд существенных изменений к лучшему в этой сфере, но они пока являются недостаточными.

Если в целом говорить о рынке, то он показал рост за прошлый год в 25-30%. Я считаю, что такая же тенденция будет в этом году, но сам объем рынка не такой большой – по тем причинам, о которых мы говорили. Относительно покупательной способности населения – здесь есть определенные ограничения. Не может телега идти впереди лошади. Люди покупают квартиры, когда низкий уровень безработицы, когда растет экономика, и соответственно – растет покупательная способность населения. У нас пока недостаточный рост экономики и занятости для того, чтобы рынок мог существенно «прибавить». Поэтому ждём, когда ситуация изменится. Мы точно готовы к тому, чтобы в этот момент поддержать кредитным ресурсом, чтобы развить этот рынок.

С девелоперами в этом году мы хотим работать уже и в областях, не только в Киеве. В каждой области есть несколько крупных застройщиков с хорошей репутацией, которые исторически всегда выполняют свои обязательства. Мы сейчас проводим юридическую работу и экспертизу, чтобы определить таких партнеров.

– В нынешних реалиях государственный статус для Ощадбанка – это скорее плюс или минус?

Это сложный вопрос. Раньше действительно статус государственного был ключевым, так как это коррелировало с понятием надежности, в частности с государственной гарантией возврата вкладов. Это существенно повлияло во время масштабного оттока средств из банковской системы, который был в 2014 году. Именно в этот момент люди искали «тихую гавань», где можно стабильно сохранять свои средства. У нас уже который год подряд самый большой на рынке приток депозитов физлиц, но я не могу сказать, что в последнее время статус государственного банка является каким-то ключевым фактором. На первое место выходит репутация, доверие, качество сервиса, конкурентность продуктов. Поэтому не зря банки с иностранным капиталом постепенно отвоевывают позиции и становятся в разных рейтингах одними из самых надежных.

Мне кажется, что сейчас рынок достаточно конкурентен благодаря действиям Национального банка по очистке сектора в прошлые годы. Банковская система уже очищена от банков, которые несли какие-то риски рынку.  Сегодня достаточно стабильная ситуация, клиент может выбирать. В Украине сегодня очень много государственных банков, доля госсектора зашкаливает. Именно поэтому, согласно стратегии развития государственных банков, принятой Кабмином, планируется постепенный выход государства в разных пропорциях из доли в некоторых госбанках, чтобы уменьшить эту долю. Поэтому, я не думаю, что сегодня это ключевой фактор, который нам помогает. Скорее, Ощадбанку помогают технологии, которые мы внедряем, инновации, качество обслуживания, за которым мы следим и стараемся, чтобы клиенты были удовлетворены сервисом, хорошие конкурентные продукты, тарифы.

– Что происходит на рынке потребительских кредитов? «Съели» ли микрофинансовые организации сегмент краткосрочных займов до 15 тыс. грн?

Могу согласиться, что, может быть, не до 15, но в сегменте до 5-7 тыс. грн микрофинансовые организации заняли свою нишу, поскольку банкам это не так интересно. У нас существенные операционные затраты на риск-процедуры, комплаенс и все прочее, поэтому нам экономически невыгодно выдавать кредиты в маленьких суммах. Мы больше тратим ресурсов, чем получаем доход.

Что касается потребительского рынка, он растет и будет расти. Наверное, это потенциально самый существенный сегмент для роста. Если посмотреть на все сегменты, то потребительское кредитование будет расти наибольшими темпами. Здесь важно, чтобы у клиента не было негативной кредитной истории. Мы прежде всего смотрим на этот фактор. И, конечно же, на возможность клиента погашать кредиты, то есть его кредитоспособность.

С начала года цена на потребительские кредиты уменьшилась по нашим оценкам на 5-7%. Тут опять же все зависит от стоимости ресурсов и от рисковых политик банка – какую стоимость риска он закладывает в процентную ставку. Как только ставки существенно снизятся, этот рынок будет оживать.

– Довольны ли результатами введения Apple Pay? Есть ли первые статистические данные?

Да, мы очень довольны тем, как работает этот сервис. Он действительно пользуется большой популярностью, потому что удобен, прост и понятен. Украинский потребитель очень быстро воспринимают инновации. Даже в самых развитых странах далеко не везде есть ApplePay, не везде можно расплатиться смартфоном, инфраструктура терминалов не готова. А в Украине же уже более 85% терминального парка оборудовано NFC-устройствами, что позволяет клиенту рассчитываться смартфоном.

Если сравнивать с началом года, в апреле количество активных токенов выросло на 25%, объем операций, которые проводятся с помощью смартфона, – на 30%.  Рост очень значительный, и это в принципе отражает потребность людей в удобстве и простоте. Я полагаю, эти показатели будут расти в ближайшее время очень быстрыми темпами.

– Существует мнение, что клиенты Ощадбанка – более «возрастная» группа. Интересна ли вам молодежь как клиентская группа, и что банк готов предложить этой категории?

Есть разные исследования и наша внутренняя статистика. Мы – большой универсальный банк, который представлен по всей территории Украины. Ощад есть в тех городах, районах и селах, где нет ни одного банка, поэтому да, действительно, у нас достаточно большой сегмент людей в возрасте 60+. Это прежде всего поясняется территориальной структурой нашего бизнеса. Но несколько лет назад, понимая, что клиентская база должна пополняться, мы очень глубоко проанализировали этот вопрос и разработали много продуктов для более молодого клиента. И цифры показывают, что мы все сделали правильно: у нас существенный рост именно этого сегмента, молодёжи и людей среднего возраста.

Сейчас в Ощадбанке есть все необходимое, чтобы клиент любого сегмента мог воспользоваться его услугами. У каждой группы клиентов свои потребности. Если для Privatе или Premium клиента необходим определенный перечень специализированных услуг и индивидуальный подход, то для масс-маркета нужен потоковый цифровой сервис, когда ты тратишь мало времени на простые услуги. Мы всё это сделали, и тот же рост «Ощад 24/7», и профиль его клиентов показывают, что у нас все больше клиентов молодого поколения. Наши инновации по цифровым кошелькам, по расчетам, по digital-картам, по взаимодействию с различными площадками (фестивали «Уличная еда», Atlas Weekend и т.д.), по решениям в транспорте нацелены на молодежную аудиторию. Как результат — мы видим существенный приток этого сегмента в банк.

– Ваш прогноз по развитию банковского сектора до конца 2019 года.

По итогам работы в 2018 году весь банковский сектор Украины показал очень высокую прибыль: 21,7 млрд грн. При этом банки отразили практически все убытки от ухудшения качества своих кредитных портфелей. Покрытие резервами NPL, т.е. проблемными кредитами, уже превысило 95%. Это приемлемый уровень в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности. Банковский сектор становится прибыльным, так и должно быть в этом году.

Что касается кредитования, за последний год чистые гривневые кредиты выросли на 34%.  Также удерживается стабильный рост депозитов физлиц. Когда курс гривни к иностранным валютам стабилен, учитывая большую доходность, идет приток национальной валюты. Конечно, как только происходит колебание курса, сразу же начинает увеличиваться доля иностранной валюты, но в принципе растут обе составляющие в портфелях банков. По прогнозам Национального банка, темпы прироста депозитов останутся стабильными, и этого будет достаточно для того, чтобы активно кредитовать население и бизнес.

Я думаю, что ключевыми приоритетами для банков в 2019 году будут возобновление корпоративного кредитования и продолжение очищения балансов от «токсичных» активов, которые все ещё сдерживают возможности банка показывать хорошую прибыль. Это старые накопленные проблемы, которые нужно решить.

Также, как известно, Национальный банк будет продолжать регуляторную реформу. В частности, будут представлены концепция новой структуры регулятивного капитала и нормативы досрочной ликвидности. Это также должно укрепить банковский сектор, так как становится все больше жестких регуляций, которым банки должны соответствовать, чтобы выполнять требования НБУ.

Думаю, по итогам года благодаря макроэкономической стабильности и введению новых регуляций банковская система в целом станет ещё более стабильной.

Важным трендом будет продолжение валютной либерализации. В результате изменения регуляций, формируется спрос на свободное движение капитала. Банки и финансовые компании, чтобы отвечать потребностям клиентов, будут развивать соответствующие продукты и сервисы.

Усилится конкуренция между банками. В предыдущие годы банки проводили внутренние реформы, сокращали операционные издержки, оптимизировали процедуры, отлаживали продукты, анализировали бизнес-процессы, «шлифовали» их, и на сегодня большинство банков готовы к активной конкуренции. Это меня радует, ведь конкуренция всегда приводит к повышению качества услуг, и как следствие – к росту удовлетворенности потребителя.

Кроме того, важным фактором будет даже не столько конкуренция среди банков. Постепенно встает на ноги FinTech. Пока FinTech-компаниям сложно добиваться таких же результатов, как и банкам, но уже очевиден существенный тренд на усиление позиций этой отрасли. Этому будет также способствовать постепенная имплементация стандарта PSD2. Также начинается конкуренция с крупными международными технологическими гигантами, которые «заходят» на рынки по разным позициям и начинают осуществлять платежные функции. Хотя это пока в большей степени касается других рынков, украинским банкам следует уже сейчас обращать на это внимание.

В 2019 году, я считаю, весь банковский сектор продолжит движение в сторону Digital, чтобы отвечать современным потребностям клиентов, чтобы мы могли конкурировать в будущем с другими сферами и отраслями. Границы в платежном и трансакционном бизнесе постепенно стираются. Банкам нужно усиливать свои компетенции, чтобы оставаться лидерами на этом рынке.

Источник: Maanimo.com

Один комментарий на «Антон Тютюн (Ощадбанк): «Границы в платежном бизнесе стираются. Банкам нужно усиливать свои компетенции, чтобы оставаться лидерами на этом рынке»»

  1. Смс на мобильный телефон от Вашего банка приходят латынскими буквами. Думаю многие люди пенсионного возвраста не могут их прочитать. Почему не пишут на украинском языке ??????? или русском???

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *