Анна Замазеева: «Плюсы МФО в гибкости и технологичности, клиент больше не хочет тратить время и заполнять тонны бумаг»

Украинцы, испытывая потребность в доступных кредитах, все чаще обращаются к микрокредитным компаниям, который стали быстрой и доступной альтернативой банкам.

Анна ЗамазееваМФО сформировали принципиально новый сегмент на финансовом рынке, который в Украине только начинает набирать обороты. О том, как развиваются микрокредитные компании в Украине, с какими проблемами сталкиваются и как борются за клиентов Maanimo поговорил с Анной Замазеевой, Главой правления Всеукраинской ассоциации финансовых компаний.

— Как бы Вы охарактеризовали итоги первого полугодия для украинского рынка микрокредитования? Сохранилась ли тенденция к росту, которая наблюдается последние годы?

По первому полугодию только закончились установленные законодательством сроки подведения итогов и подачи отчетности, а для ее обработки и систематизации необходимо время.  Поэтому более корректно говорить об итогах 1 квартала 2018 года.

Мы наблюдаем на рынке следующую ситуацию. Сохранилась тенденция к увеличению количества финансовых компаний. При этом активных игроков микрокредитования, в контексте узнаваемых брендов, так и осталось около 30. Финансовые компании выдали за 1 квартал 2018 года более 5 млрд. грн. кредитов, что на 8,5% больше по сравнению с первым кварталом 2017 года.

В 2017 году темп прироста кредитования небанковским финансовым сектором составил более 365%. Также в этом квартале впервые за последние годы мы увидели снижение объема активов финансовых компаний на 6,8% (около 6,8 млрд. грн.) и собственного капитала на 9,4% (2,5 млрд.грн.)

В чем феномен успеха микрокредитной компаний? Доступность, оперативность, простота для клиента? Или фактор резкой потребности населения в кредитах – ключевая причина роста МФО?

Ключевым фактором успеха популярности микрокредитования в Украине, впрочем как и в мире, является финансовая инклюзия, доступность и простота получения финансовой услуги для потребителей. Клиент банка и микрофинансовой организации – абсолютно разный. Микрофинансовые учреждения кредитуют тех, кому недоступны банковские кредиты по тем или иным причинам, например в связи с плохой кредитной историей.

После банковских кризисов в 2008-2009 гг. и 2013-2014 гг. банки фактически перестали кредитовать население. Уровень проникновения финансовых сервисов, согласно данным НБУ, в Украине составляет 63%. При этом в Чешской Республике этот показатель 81%, Венгрии — 75%, Беларуси — 81%, Австрии — 98%, Королевстве Нидерланды — 100%, Дании — 100%.

37% взрослого населения Украины не имеют счетов в финансовых учреждениях. 17 млн. украинцев живут в населенных пунктах без банковских отделений или подразделений финансовых компаний. При этом 58% населения Украины признают острую нехватку денежных средств.

В связи с вышеперечисленным краткосрочные кредиты стали единственным способом решения неотложных финансовых вопросов для обычных граждан.

— В чем конкурентные преимущества микрокредитных компаний перед банками? Насколько сильно на клиента сейчас влияет чрезмерная зарегулированность банковской системы? МФО в этом смысле гораздо менее подвержены государственному влиянию?

Они очень гибкие и строят свой бизнес по принципу клиентоориентированности. Клиент больше не хочет тратить время и заполнять тонны бумаг. Например, в офлайн бизнесе – это отделения по выдаче кредитов с удобным местоположением и графиком работы. А в онлайн – кредит можно получить 24/7.

Давайте сравним процесс получения кредита в банке и в МФО. В первом случае надо с 9.00 до 18.00 в рабочие дни прийти в банк, выстоять очередь, заполнить множество документов и подождать решения о выдаче кредита. На это уйдет минимум несколько часов. В МФО кредит можно получить за 8-20 минут в удобное время наличными или на карту.

Вопрос даже не в чрезмерной зарегулированности банковской системы, а в ее бюрократичности. Новые технологи и продукты внедряются очень долго, а потребности клиента очень быстро.

Кроме того, решение вопроса финансовой инклюзии – первостепенной важности. Чем проще и комфортнее сделать доступ к финансовым услугам, тем больше будет уровень проникновения. А соответственно и откроются новые горизонты для привлечения новых клиентов.

— Какие тренды в развитии микрокредитования Вы бы выделили? Насколько получается внедрять FinTech-технологии и становиться более адаптивные для клиента?

Микрофинансовые компании стоят в авангарде FinTech. Лидеры рынка используют скоринговые модели, которые учитывают более 10000 параметров и позволяют предсказать с вероятностью около 95% возвратность кредита. При этом системы позволяют обрабатывать тысячи заявок в день, а скорость 90% всех заявок составляет до 30 сек.

На микрофинансовом рынке используются Big Data, машинное обучение искусственный интеллект. МФО налаживают взаимодействие с мобильными операторами, используют технологии FaceID, психологическую оценку клиента, поведенческие модели и т.п. для повышения эффективности бизнеса. Таким образом, МФО и FinTech очень тесно связаны.

Осенью на рынке микрофинансирования ожидаются существенные изменения. PDL компании планируют запускать классические банковские продукты — это потребительские кредиты и кредитование физических лиц-предпринимателей. Насколько успешно они будут конкурировать с банками или реализовывать совместные программы мы узнаем ближе к концу года.

— Микрокредитный рынок все еще сохраняет огромные процентные ставки. Как добиться снижения?

Можно долго дискутировать о том, что такое высокая процентная ставка. Например, в некоторых штатах США процентные ставки составляют более 2000% годовых. В Украине средняя процентная ставка по портфелю 300% годовых.

Поверхностное впечатление о сверхприбыльности создает указанная в договорах годовая процентная ставка, которая может достигать 600% годовых. Но никто не учитывает, что множество МФО выдают первый кредит под 0,01% годовых и без скрытых комиссий; что компании предлагают программы лояльности и промо-коды на скидки от 30% до 80% от их базовой ставки по кредитам (она составляет от 1,1% до 2,0% в день). А это уже абсолютно другая история.

Соответственно, некорректно сравнивать банковский кредит и краткосрочный кредит по ценовым и иным параметрам. Мы ведь не сравниваем цену на краткосрочное проживание в отеле с ценой недвижимости для жилья.

А снизить цену на микрокредиты сможет реформа налогообложения. На данный момент финансовые компании оплачивают налог на прибыль с начисленных процентов, а не фактически полученных. Наша ассоциация неоднократно обращалась к государственным регуляторам с просьбой внести соответствующие изменение и проводит активную работу в этом направлении.

Кроме того, необходимо создать условия для привлечения иностранного капитала на рынок Украины. В контексте развития международного сотрудничества мы задаем нашим европейским партнерам базовый вопрос: «Что препятствует тому, чтобы вы приняли решение вести бизнес в Украине». И ответ всегда один и тот же: налоговое законодательство, нерешенные вопросы с удаленной идентификаций и проблемы с заводом денег в Украину. Потому что кредитовать за счет привлеченных средств финансовым компаниям запрещено законом, а в уставной капитал заводить деньги иностранные инвесторы не особо желают, учитывая валютные риски.

— Как сейчас складываются отношения между рынком и Нацкомфинуслуг? Какие решения ожидают от регулятора, чтобы улучшить работу отрасли?

В Украине отсутствует специальный закон о микрофинансовой деятельности, о предоставлении кредитов в режиме онлайн и не урегулирован вопрос об удаленной идентификации клиентов. Это сдерживает развитие рынка. И это главные вопросы, на которые должен обратить внимание регулятор.

Различные подходы к самому бизнес-процессу заключения договора при отсутствии законодательства приводят к различным подходам при рассмотрении Нацкомфинуслуг жалоб клиентов.

В связи с этим, наша ассоциация (ВАФК) обратилась к Нацкомфинуслуг с просьбой разработать методические рекомендации к заключению договора, в которых учесть все существующие эффективные бизнес-процессы на рынке. Так что скоро все участники рынка смогут поучаствовать в создании нового нормативного документа, который будет устанавливать правила игры и позволить бороться с недобросовестными кредитодателями.

Также, учитывая запрет на кредитование за счет привлеченных средств, единственным способом пополнения оборотных средств финансовой компании на выдачу кредитов является кредит от другого финансового учреждениям (банка, например) и субординированый долг. В тоже время, нормативно-правовая база под субординированый долг отсутствует, поэтому НБУ не регистрирует такого рода договора от неризидентов. Страдают из-за этого как финансовые компании, так и потенциальные инвесторы. Этот вопрос также необходимо решать как можно быстрее.

— Как МФО будут работать, если, например, будет установлена граничная процентная ставка по кредитам? К примеру, 100% годовых.

Ограничение процентной ставки по кредитам не решит существующих проблем на рынке, а наоборот их усугубит.

Например, одной с главных проблем украинского рынка кредитования являются «недобросовестные» кредиторы, которые предоставляют финансовые услуги без соответствующих разрешительных документов и регистрации в Нацкомфинуслуг. И как раз на них никакие ограничения не повлияют.

В случае ограничения процентной ставки по кредитам, можно ожидать ухода с рынка небольших компаний и перехода крупных игроков в сегмент потребительского кредитования.

Кроме того, развитие FinTech сделало возможным переход игроков в сегмент кредитования на базе peer-to-peer платформ, которые в принципе не регулируются законодательством.

Ценовые ограничения при сегодняшнем уровне благосостояния населения не будут способствовать развитию цивилизованного рынка кредитования. Более рационально создавать условия для роста конкуренции в этом сегменте и привлечению иностранного капитала. Именно это может способствовать повышению качества услуг и снижению их стоимости для конечного потребителя.

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: