Александр Охрименко: «Деньгами, которые в банки приносит население, закрывают «дырку» в госбюджете»

Охрименко 1

Текущая осень для украинской экономики, без преувеличения, считается определяющей. Переговоры с МВФ, макрофинансовые показатели, пересмотр программы субсидий, инфляционные риски – это далеко не полный перечень факторов, которые окажут свое влияние на жизнь украинцев в ближайшие месяцы.

Обсудить эти и другие темы Maanimo решил с Александром Охрименко, президентом Украинского аналитического центра.

— МВФ на днях сделал весьма оптимистичный прогноз по росту украинкой экономики (+3,5% по итогу года). Есть ли для этого объективные причины?

— Второй и третий кварталы продемонстрировали хороший рост. Поэтому, если исходить из этих показателей, то да, может быть, к концу года рост ВВП до 3,5% возможен. Другое дело – за счет чего. На сегодняшний день рост ВВП обеспечивают торговля и недвижимость. На торговлю влияет рост зарплат и гастарбайтеры.

А вот если мы говорим о других отраслях экономики, то здесь, честно говоря, картина несколько печальная. Промышленность как бы растет, но очень слабо. Строительство в этом году растет значительно меньше, чем в прошлом. К тому же, такой показатель как производство энергии у нас практически на прежнем уровне. Т.е. он показывает, что это тормозит рост промышленности. Поэтому основной драйв – это торговля. Некоторые говорят, что это хорошо, некоторые – плохо. Но факт остается фактом.

— Что происходит с ценами на топливо: почему в Украине постоянно эта тему становится предметом для спекуляций и всегда не в пользу потребителей? 

— В Украине существует энергетический монополизм, начиная от НАК «Нафтогаз» и заканчивая облгазоми и прочим. В результате формируется монопольная цена на энергию. Поэтому фактически постоянно растут цены на энергию даже тогда, когда цены на нефть падают. Потому что получается такая ситуация: как только растут цены на нефть, растут и на энергию. Но как только на нефть падают, в энергетической сфере существенно не снижаются цены. Если бы был рынок, а закон об этом уже есть, то такого бардака не было бы. Все хотят инфляцию ниже 10%, но как, если мы каждый месяц видим колоссальный рост цены на энергию на 15-20%.

— Какая сейчас реально объективная стоимость литра бензина в Украине?

— Сложно сказать. Подойдем с другой стороны: как можно удешевить бензин? Снизить акцизы и НДС. Потому что когда приходит бензин, сразу же начисляется НДС, акцизы, и цена получается высокой. У нас очень сильно влияет на цену административное урегулирование цен.

бензин

— Многие специалисты находят причину еще и в том, что мы вместо того, чтобы заниматься нефтепереработкой и производить готовый продукт, мы все еще предпочитаем импортировать

— Это не так просто. Во-первых, на сегодняшний день мы можем перерабатывать только российскую нефть и частично азербайджанскую. Там есть специфика. У нас почему очень много заводов «порезали»? Потому что заводы строили под определенные стандарты. И теперь многие из них просто не подходят. К тому же, заводы довольно старые. Если на Мозырском нефтеперерабатывающем заводе глубина переработки 70-75%, еще немного, и будет 80%. То у нас все в районе 60% (52-58%). С современной точки зрения это позор. В мире, например, Голландия и Германия, ориентируются на 80% и выше.

— Каков Ваш прогноз на цену на бензин до выборов?

— Есть прогноз, что цена на нефть все-таки упадет до 55 долларов. Может быть, прекратится рост цен на бензин в Украине. Но падения не будет. Сейчас цена 34-35 грн за литр, но есть надежда, что если цена на нефть стабилизируется, то в следующий год мы войдем с этой ценой, ну и вплоть до выборов дотянем. Но это оптимистический прогноз. А пессимистический – цена не нефть может даже сильно не расти, а на бензин будет.

— Недавно Кабмин отложил большую приватизацию на 2019 год, сделав ставку на объекты малой приватизации. Почему из года в год план по наполнению бюджета от приватизации проваливается?

— Малая приватизация носит фиктивный характер. Все прекрасно знают, что объекты приватизации отдаются всегда «нужным» людям. Конкурсы и тендеры – это профанация. Но отдашь одному – обидишь другого, поэтому проще ничего не делать вообще. Потому что объектов интересных мало, а желающих очень много.

— Можно ли утверждать, что банкопад в Украине закончился на какое-то время? Или же после выборов нас ждет очередное перераспределение рынка? Как вести себя вкладчикам в условиях постоянного страха перед тем, что их банк в любой момент может оказаться под риском ликвидации.

— Банкопад закончился, потому что нет Гонтаревой. Поэтому сейчас банкопада не будет, до выборов – это точно.

банокпад

— Как вести себя вкладчикам, которые постоянно «сидят на чемоданах»?

— Вкладчики сейчас деньги несут в банки. Проблема не в них, а в том, что у нас не работает кредитование. Да, люди несут деньги в банк, потому что депозиты, инфляция – это все есть. Но что делают банки с этими деньгами? С точки зрения здравой логики, они должны выдавать кредит. Но если еще хоть как-то они выдают потребительский кредит, хотя он один из самых рискованных, то бизнес совершенно не кредитуют. Реального роста ВВП нет, потому что без кредитования рост промышленности и сельского хозяйства невозможен.

А куда деваются деньги, которые приносит население? Банки покупают депозитный сертификат у Нацбанка. Другими словами, большая часть денег идет в НБУ. А еще банки покупают ОВГЗ, финансируя дефицит госбюджета. Это абсурд! Это не главная функция банков. И то, и другое допускается, но второстепенно. А у нас получилось, что деньги, которые приносит население, закрывают «дырку» в госбюджете.

Поэтому возникает вопрос: как сделать так, чтобы банкам было выгодно кредитовать бизнес, а не скупать гособлигации. При этом сделать так, чтобы банки резко не отказались от скупки. Банки понимают, что загнали себя в ловушку, потому что зависят от дефицита госбюджета, а это очень рискованно.

— Как Вы относитесь к идее СПЛИТа в пользу НБУ? Почему эта тема вызывает такой большой ажиотаж? Приведет ли СПЛИТ к очередной зачистке рынка?

— Это не получится. СПЛИТ – это чистейшая коррупционная схема. Потому что он предполагает ситуацию «все, что нам интересно, мы украдем, а все, что нет – выбросим». По большому счету, проблема в том, что власть на сегодняшний день настолько заигралась в реформы, что фондовый рынок не работает, есть проблемы на страховом рынке.

— Многие страховые в интервью говорили нам, что СПЛИТ — это хорошая идея, хотя бы потому что страховой рынок пройдет такую же очистку, как в свое время банковская система.

— Все почему-то надеются, что закроют конкурентов, а не их самих. Но чаще всего, закроют всех. Поэтому разговоры о том, что что-то очистилось, смешны. Страховой рынок нынешняя ситуация спасает, иначе он бы сейчас он «лежал» еще больше.

— Можно ли считать курс в 28-28,2 грн. за доллар определенной компромиссной точкой до конца 2018 года? Или нас ждут очередные скачки?

— Сейчас доллар ушел немного в другую сторону. Если бы в июле НБУ не сделал несколько ошибок, у нас был бы курс по 26, а не 27 грн. Но никто не может предугадать, будут ли ошибки в ноябре-декабре. Если более-менее грубых ошибок не будет, можем получить курс 29 грн. Если будут опять ошибки – больше 30 грн.

Хотя любые политические события влияют на курс. Наши события могут привести к тому что мы увидим курс выше 30 грн.

— Как бы вы оценили попытки ГФС по выводу экономики из тени? Например, инициативу о сборе данных личных счетов ФОПов?

— По закону налоговая должна была делать это раньше. В любом случае, все понимают, что ФОПы надо закрывать. Да, в 90-е годы, когда их запускали, это было нужно, было спасением. И ведь это не мы придумали, но и Польша, и Россия.

Классическая налоговая система – Евросоюз. Если у вас именно семейное кафе, ферма, где вы работаете своими руками, то вы имеете право платить налог как физлицо, без регистрации бизнеса как юрлица. Хотя там все просто, по интернету или телефону можно это сделать. Но вы никогда не сможете нанять рабочую силу и проводить крупные транзакции. И это идеально работает! Все по-белому, без «черной» кассы, можно брать заказы в любой стране мира. Вот это и есть настоящий бизнес. А у нас есть куча ФОПов, которые просто «моют» деньги. Но т.к. это услуга, там не поймешь, как его проконтролировать.
Те ФОПы, которые прозрачно работают, останутся. Смогут платить все налоги, получать кредиты. Ведь сейчас многие ФОПы берут кредит в ломбардах. Им это выгодно. Потому что показать реальный оборот менее выгодно, чем работать нелегально. Мы заигрались. ФОПы – это сюр, который надо убирать, но тоже постепенно, экономическими методами можно к этому прийти. Пока что к ФОПам применяют только штрафы после налоговых проверок.

Что на сегодняшний день происходит с субсидиями? Правительство взяло курс на резкое сокращение числа субсидиантов?

— Когда МВФ требовал повышения тарифов, а украинская власть это делала, она говорила, что да, мы очень резко повышаем сейчас цену на газ, но чтобы люди пережили первый шок, вводятся субсидии. Но т.к. зарплаты украинцев вырастут до европейского уровня, то через 2-3 года мы откажемся от субсидий. Это была вынужденная мера, чтобы пережить тяжелые времена. Поэтому субсидиантов было много. Но прошло два года, а результатов никаких. Поэтому пошла другая политика. Нужно уменьшить количество субсидиантов с 40% до 10%. Быстро это не сделают, но потихоньку…

У нас сейчас есть долги по коммунальным услугам и по субсидиям. Власть понимает, что бессмысленно наращивать этот долг, потому что все равно денег нет, так что лучше уменьшить количество субсидиантов. Никто, конечно, не признает, что идея с субсидиями провалилась. Но это полный провал.

— Удивителен тот факт, что выделенные на субсидии 50 млрд грн из госбюджета эквивалентны дотациям, которые могли бы покрыть тариф.

— Эти деньги туда же и идут. Получается цепочка: госбюджет перечисляет местным бюджетам, местные бюджеты перечисляют облэнерго и облагазам, потом они все перечисляют НАК «Нафтогазу». А логика где? Считалось, что облэнерго будут заниматься энергосбережениями, население будет экономить. Но это фантазерство.

заробитчане

— Пик оттока рабочей силы из Украины уже завершился? Или нас ждет новая волна отъезда заробитчан? Есть ли предел у этого процесса?

— Благодаря гастарбайтерам Украина вошла в глобализацию, что очень важно. Сейчас идет разделение на глобализированные и неглобализированные страны. Также в мире происходят массовые трудовые миграции. Например, 6 млн немцев работают за пределами Германии. В Англии эта цифра еще больше. А украинцы только начинают это делать. Это хорошая тенденция, когда люди едут работать в другие страны, пока нет работы здесь. При этом они не только переводят валюту, но еще и уменьшают безработицу в Украине. Благодаря этому здесь растет зарплата. Часть валюты меняется на гривны, тратится здесь, растет торговля и ВВП. Чем больше денег привозится в страну, чем больше люди покупают продуктов питания, тем больше развивается пищевая промышленность.

Заробитчане не исчезнут. Потому что в основном они едут на сезонные работы. Лиц, получивших гражданство, среди них очень мало, ведь это сложно. Многие вернутся в Украину. Посмотрите на статистику жилищных строительств. На 1 месте, конечно, Киев, на 2-м – Львов, затем Тернопольская область и Ивано-Франковск. И все понимают, что Тернопольская область, которая имеет самую низкую зарплату в Украине, не может быть лидером по строительству. Вот такой курьез. Но они едут на заработки, собирают деньги, приезжают и открывают рестораны, строят дома. 1000 евро в Украине – это деньги, а в той же Польше – копейки.

В любом случае, в Украине на каком-то этапе произойдет рост, и все поймут, что если бы не заробитчане, то экономика Украины бы совсем развалилась. Это факт.

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: